Но Кортасару чуждо высокомерно-аристократическое презрение к «маленькому человеку», а зловещая безликость зла в произведениях 50-х годов не является формой его фетишизации. Пассивные, трусливые герои, с одной стороны, осуждаются писателем, с другой — он им и сочувствует и выражает уверенность в том, что «маленькие люди» вполне могут постоять за себя, но только при условии взаимовыручки, которая поможет им избавиться от страха и равнодушия.
Другой тип обывателя у Кортасара — буржуазный интеллигент, понимающий все убожество своей жизни, но так прочно опутанный ее условностями и предрассудками, что никакого выхода для себя из нее не видит.
Самые близкие Кортасару герои в рассказах первого периода и в романе «Выигрыши» наделены талантом возвыситься над «повседневным житьем-бытьем» и познать то, что Кортасар метафорически называет «вратами в небо», «другим небом», «той, другой, стороной», т. е. безграничное богатство окружающего мира, глубинную суть явлений, бесконечность времени всех людей в противоположность эгоистически ограниченному времени отдельной личности.
Сама поэтика произведений Кортасара того периода нацелена на то, чтобы вывести сознание читателя, в первую очередь «чита — теля-дамы» , любителя легкого развлекательного чтива, главного потребителя так называемой массовой литературы, из состояния инерции и автоматизма. Основной принцип своей поэтики Кортасар определяет с помощью сравнения движения писательской мысли с поведением боксера в бою. Подобно боксеру, постоянно меняющему позу и место своего положения на ринге, писатель все время должен менять угол обозрения жизненного материала, дабы узнать и показать читателю все новые его стороны. Отсюда частое использование Кортасаром таких приемов, которые создают впечатление скачка, постоянного движения.-Нужно, однако, отметить, что иногда эти приемы, в первую очередь в его романах, принимают самодовлеющий характер.