с 27 октября по 5 ноября в Минске прошел III Международный театральный форум реалистического искусства «Золотой Витязь».

Вспомним ИХ ПОИМЕННО

Осенью 2003-го театральную общественность Минска потряс новаторский, эпатажный по сути, хотя и не вполне продуманный Международный театральный фестиваль «Открытый формат», инициированный драматургом Андреем Курейчиком, поддержанный государственным Театром им. Янки Купалы и негосударственными «Виртуозами сцены». Из всего фестиваля запомнились проект «Он-лайн», возгорание в Купаловском театре во время спектакля «Пластилин» и шестичасовая постановка «Вишневого сада», сделанная Някрошюсом. В том же году «Открытый формат» почил в бозе. Осенью 2004-го мы наблюдали не менее интересное рождение инициированного белорусским Минкультом Международного театрального фестиваля «Панарама» с непроявленной концепцией, но участием таких больших режиссеров, как Коршуновас и Стуруа. «Панарама» тоже почила в бозе. Осенью 2005-го маятник качнулся в совершенно противоположную сторону: от новаций, эксперимента, перформанса — к реализму «Золотого Витязя», к активной социальной позиции, выраженной традиционными театральными средствами, рассчитанными на массового зрителя.

Конечно, нельзя противопоставлять новации традициям, тем более, что развитие жанров и четкость режиссерского мышления нужны и тем, и этим. Жаль только, что денег на всех не хватает…

«Золотой Витязь» — детище народного артиста России Николая Бурляева, президента Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов. Четырнадцать лет он возглавляет Международный кинофестиваль «Золотой Витязь» и три года — Международный театральный фестиваль «Золотой Витязь». Соучредителями последнего выступили два Минкульта -России и Беларуси. Значит ли это, что театральный «Витязь» наполовину белорусский? Николай Бурляев 5 ноября сказал со сцены Театра им. М. Горького, что хочет прописать свой фестиваль в Минске: «Нам здесь очень хорошо», «Такого приема мы ожидали, но он превзошел все ожидания».

Между Богом и Диаволом

— С Богом начнем. Все надо начинать с его именем, ибо оттуда пришли и туда придем…

Это были первые слова, которые услышала белорусская общественность из уст Николая Бурляева на пресс-конференции, где он очень эмоционально выступил и объявил, что сверхзадача фестиваля: понять, богоугодное ли это дело — театр. После пресс-конференции журналисты, бряцая диктофонами и фотоаппаратами, бросились к народной артистке СССР Инне Чуриковой, приехавшей поддержать Бурляева. Вопрос, а в какой степени театр должен быть делом божьим, застал Инну Михайловну врасплох. Наконец, после долгого раздумья, актриса сказала, что ежели театр превращает человека в животное, то такой театр не имеет права на существование. «Золотой сон», конечно, можно навевать, но и уважать человека надо. И как-то так провести спектакль, чтобы и сказка была, но при этом без обмана. В конце Чурикова сказала:

— Если после спектакля зрители встают с просветленными, преображенными лицами — значит, мы, актеры, сделали божье дело. Сам Николай Петрович на вопросы, как соотносятся искусство и вера и будет ли вообще на фестивале поощряться искусство как таковое, ответил уклончиво: «Если залы будут заполнены, значит, зритель нас понял».

Не столько фестиваль, сколько форум

За 10 дней в Минске на 8 сценах состоялся показ 42 конкурсных и внеконкурсных спектаклей более чем тридцати театров. Приехали россияне из Москвы, Иркутска, Нижнего Новгорода, Сухуми, Воронежа, Выборга, Иваново, Курска, Мурманска, Омска, Саратова, Санкт-Петербурга, Кызыла, Ярославля, а также артисты, режиссеры из Белграда, Косово (Сербия), Приедора (Босния и Герцеговина), Днепропетровска, Львова (Украина). Свои спектакли в рамках фестиваля показали 10 белорусских театров. Участников в общей сложности набралось около 700 человек. 99% спектаклей шло в переполненных залах, а это значит, что количество зрителей можно определить как 12-14 тысяч человек. Большинство — молодые люди. Специальных призов и дипломов, бронзовых, серебряных и золотых дипломов, а также высших наград-статуэток было вручено общим числом 37. Таково решение трех жюри, в состав которых входили два священника. «Золотых Витязей» удостоены спектакли «Буратино.bу» Белорусского государственного музыкального театра, «Оскар и Розовая дама» Санкт-Петербургского академического театра им. Ленсовета, «Бабилей» Московского театрального объединения «Провинция», а также ансамбль детей из Косово и Метохии «Косовские пионы». Золотые медали им. Н.Д. Мордвинова «За выдающийся вклад в театральное искусство» вручены народным артистам СССР Ростиславу Янковскому, Алисе Фрейндлих и Николаю Пастухову.

Из белорусских отмечены спектакли «Чичиков» Театра им. Янки Ку-палы («Серебряный Витязь»), «Трибунал» Театра белорусской драматургии, «Я — твоя невеста» Могилевского областного драмте-атра, моноспектакль Владимира Шелестова «Дорогие мои… хорошие», актерские работы Ростислава Янковского («Перед заходом солнца»), Олега Гарбуза и Виктора Манаева («Чичиков»), Елены Кривонос («Я — твоя невеста»), Аллы Про-лич («Айседора. Танец любви»), Елены Дубровской («Буратино.Ьу»), Юлии Полубинской, Владимира Грицевского и Александра Кашпе-рова («Мы идем смотреть «Чапаева»), Василия Новика («Затюканный апостол»), а также сценография Бориса Герлована («Чичиков»).

Любви счастливые моменты

У Николая Бурляева позиция очень четкая, но и уязвимая. Рассуждения о Святой Руси, высказывания в духе того, что независимая Беларусь — это тоже «наша общая великая Русь», что «без веры ничего великого в искусстве создать невозможно», — все это в значительной мере отпугнуло людей, мыслящих инако, светских, насмотренных театралов.

И очень жаль. Одно дело — декларации, другое — жизнь.

Многие спектакли, показанные на «Золотом Витязе» в Минске, были хороши, а некоторые просто великолепны. И случались счастливые моменты, когда битком набитые залы объединялись общими эмоциями, смехом и слезами. Каждый зритель на фестивале выставляет спектаклям свои оценки. Кстати, мои личные оценки во многом совпали с решениями трех жюри, так что сложилось впечатление об объективности судейства. Жюри подкупили — искусством.

— Никуда не выезжая, мы увидели азиатского «Короля Лира». (Момент истины. Форум объявлен славянским, православным, а спектакль оказался тюркский, буддистский.) Режиссер этой постановки Алексей Ооржик думал спектакль шесть лет. Именно — думал. Сценография, костюмы, пластика актеров — на самом высоком уровне. (В Тувинском музыкально-драматическом театре работает девять актерских поколений. Там ведь не лица-чин-гисхановы лики!)

— В антрепризе актеры сходятся, в основном, чтобы деньги заработать. А десяток разбросанных по московским и подмосковным театрикам актрис объединились в товарищество «Провинция», чтобы только играть любимый спектакль «Бабилей». Более искренним, более профессиональным, чем эти «простые русские бабы» на сцене, быть сегодня невозможно. Это такое искусство, которое дорогого стоит, а денег не приносит.

— Тридцать лет размышляла сербская актриса Зорица Йованович над повестью Достоевского «Неточка Незванова». Она прочла ее в отрочестве, и тогда же у Зорицы появилась мечта — стать актрисой, чтобы сыграть Неточку на сцене. А потом, чтобы воплотить свой замысел, актриса стала драматургом, режиссером, сценографом этого моноспектакля. Актриса -немолодая травести, поэтому девочка у нее получилась старушкой.

— Неожиданная встреча с Александром Михайловым. Помните этого яркого исполнителя роли помещика Алеши Федяшина, пригласившего в телефильме «Формула любви» графа Калиостро к себе в усадьбу? Михайлов ушел в веру. Вместе с актрисой-женой окончил богословский институт, служит Богу и театру, выступает в монастырях и храмах, детских домах и тюрьмах. И вот — спектакль «Пропала совесть». Живой. Озорной. Смешной. Мудрый. И Михайлов за два десятка лет почти не изменился. Даже лучше стал…

— Фестиваль начался для меня открытием молодой белорусской актрисы Елены Кривонос, сыгравшей Смерть в спектакле «Я — твоя невеста». А закончился — потрясением от роли Алисы Фрейндлих, воплотившей хоспис, последнюю обитель умирающих детей. Где Елена Кривонос, а где Алиса Фрейндлих, где Могилев, а где Санкт-Петербург… А вот сошлись.

И напоследок…

Не все, что собрал «Витязь» в Минске, равноценно. Совсем плохих спектаклей не оказалось, но были и провинциальные, обычные, «датские», которые не стоило тащить за три-девять земель в Минск, — у нас своего такого «добра» хватает. Перечислив заурядности, я… отправила их в delete. He они «сделали погоду».

Как мне кажется, успех минского театрального «Золотого Витязя» определила ставка режиссеров, руководителей театров на высококлассную литературу, в основном, русскую, душевную, тонкую, которая ценится во всем мире. Салтыков-Щедрин. Чехов. Лесков. Достоевский. Шергин. Пушкин. Гоголь. Астафьев. Абрамов. Искандер. Коцюбинский. Шукшин. А. Толстой. О.Генри. Не замшелые классики, а сгустки мыслей и идей были на минских подмостках.

Что касается богоугодности и «театральной бесовщины», то Николай Гоголь ровно 160 лет назад написал: театр ни в чем не виноват. «Очистите театр от хлама, его загромоздившего, и потом уже разбирайте и судите, что такое театр».

Светлана ШИДЛОВСКАЯ