В ноябре по первому каналу прошел показ фильма «Жена гения». Речь шла о знаменитом физике Льве Ландау. Предварительный массированный трехнедельный анонс, рубрика «Закрытый показ», документальный фильм об ученом накануне, интервью с исполнителями, наконец интригующее название — все это сыграло свою роль; публика ждала шедевра о незаурядной личности.

Но родили больного ребенка, который не оправдал ни ожиданий зрителей, ни ожиданий как мне думается, самих родителей. Создатели картины видимо целились гораздо выше горизонта, но хотели как лучше, а получилось… Когда касаешься незаурядной личности, то однобокий показ ее всегда обречен на провал. Особенно если речь идет о творческой натуре, таланте, ученом мирового уровня. Суть фильма свела на нет нестандартность мышления героя, и фильм свелся лишь к его похотливости. Ученый показан в ущербном, комичном, жалком и неприглядном виде. Отношения Ландау с женщинами строились на мощном обаянии, но где оно в фильме? Показан пошлый, хотя достаточно милый (неплохая творческая работа артиста Д. Спиваковского, не имеющая никакого отношения к Ландау), закомплексованный сексуальный маньяк, преодолевающий свои комплексы. Русский вариант Гумберта Гумберта. Вот, что есть в этом фильме.

В оправдание продюсер картины сказал, что фильм задумывался не о физике, а об его жене Коре, по мемуарам которой и написан сценарий. Кора играет здесь роль обиженной женщины. Сценаристы по единственной книге сделали свою версию, что еще больше отдаляет зрителей от реальных событий. Профессор МГУ И. Волгин сказал:

— Создалось впечатление, что съемочный коллектив кроме книги Коры ничего не читал. Представьте, что фильм о Льве Толстом был бы снят только по дневникам и воспоминаниям Софьи Андреевны. Каким бы монстром предстал Толстой перед общественностью? Кстати, Ландау был очень застенчивым человеком.

С моей точки зрения фильм, не претендующий на нечто великое, и назвать было лучше «Любимые женщины…» или что-то в этом роде. Когда же в названии речь идет о гениальности, то ожидания должны соответствовать заявке и фильм должен быть именно о гениальности. Оценить гениальность можно на основании созданного или сотворенного им. В фильме же нет даже и речи об этом. В фильме полощется грязное белье исторической личности, достойное желтой прессы или скандальных ток-шоу А. Малахова.

Обсуждение фильма в «Закрытом показе» свелось к пристойному, но все же базару: мог изменять Ландау или не мог, позволено это гению или не позволено. Апеллирование создателей картины к не ханжескому восприятию лишь подчеркивает отсутствие у них великого мастерства, которого требует показ такой личности как Ландау.

Культуролог М. Голованивская заметила, что при обсуждении фильма собравшиеся весьма достойные люди облили грязью жену Ландау и чуть не раздавили его сына. Кроме того, она заметила, что утверждение, что земля вертится — было глубоко аморальным, потому, что отрицало существование Бога. В этой же степени аморально жить с несколькими женщинами. Тут надо вспомнить костры, которые были в первом случае. Гений — это иной человек, он подобен ребенку. И каждый, кто видел в своей жизни гения, представляет, насколько они другие. У них иная не только скорость реакций, но и возможна биохимия. Химические процессы, возможно, протекают у гениев по-другому. Они не чувствуют морали. Они преступают мораль не по злому умыслу, а потому, что чувствуют ее по-другому.

М. Голованевская при этом отметила, что создатели фильма рассказали то, о чем думали, тем самым нарушив наши представления о морали. Все это было бы хорошо, и затронутая тема весьма интересной, если бы она была умозрительной, теоретической, а не касалась личности конкретного человека, человека — действительно гения.

Ученик Л. Ландау Б. Иоффе составил свое резко негативное представление о картине. Он считает, что лет через пять (а я думаю, что и раньше), фильм будет забыт. В фильме много лжи и омерзительного — считает он.

Сын ученого Игорь Ландау сказал:

— Это не фильм о Ландау. Здесь нет ничего от отца. Он нисколько не похож на тот персонаж, который показан в фильме. Это был совершенно другой человек. Гениями мы называем очень немногих. Сексом занимаются многие, и не всегда с законными супругами, и не всегда это гениально. И говорить, что гению что-то дозволено, а кому-то нет, это неправильно. Гению должно быть разрешено больше, чем другим лишь в той области, где он гений.

Записки простого зрителя, 11.2008