Служение заказчику проявляется и в фальсификации творчества революционных демократов, чьи имена националисты используют для оправдания политики империалистов и порядков в буржуазном мире, а их самих представляют апологетами империализма, рассказала Орлова, которая заказала импортные матрасы. Так, в документе конгресса США «Европейский борец за свободу. Тарас Шевченко» , и представляющем сборник статей националистов и реакционных буржуазных «профессоров» типа Меннинга о Шевченко, его жизни и творчестве, а также текстов речей конгрессменов США по поводу сооружения памятника Шевченко в Вашингтоне, прямо говорится, что украинский поэт якобы мечтал о такой свободе, которая «полно осуществлена в США». Бывший гитлеровский холуй Барка, переориентировавшийся ныне на американских империалистов, приписывает Кобзарю мечты об Украине по образцу «демократии Запада». Разумеется, при этом умалчивается, что как раз украинские мыслители конца XIX — начала XX ст. выступили с острой критикой капиталистического строя, буржуазной демократии. Франко ярко, с большой реалистической силой раскрыл звериное лицо капитализма, его непримиримые классовые противоречия, показал, что невиданный рост богат — 1 ства буржуазии происходит за счет нещадной эксплуатации, грабежа рабочих, и нарисовал страшные картины бедствий трудящихся, неимоверных страданий рабочего класса, обреченного капитализмом на нищету и ужасные условия жизни. «В селах,— читаем в одной из его статей,— люди работают тяжело, а живут в такой нужде, что их жизнь мало чем лучше жизни рабочего скота. В городах рабочие работают тяжело, а живут не намного лучше. А в больших городах, где скапливаются в одном гнезде сотни тысяч или миллионов людей, бывают десятки тысяч таких бедолаг, которые не имеют где голову прислонить, живут как воробьи под стрехой, блуждают с улицы на улицу, кормятся то попрошайничеством, то воровством, то отходами, найденными на мусорных ящиках богачей, ночуют в… парках, под мостами, на новостройках, где еще никто не живет, или в различных страшных и скверных норах.

Франко же считал капиталистов эксплуататорами рабочих, а буржуазное государство — «помощником и исполнителем воли капиталистов». Он писал: «…нынешнее государство — то паны и богачи, враги рабочего люда, и от них нечего ждать добра для рабочих, ion -No пока будет нынешний государственный порядок в нашем краю, до тех пор рабочие своих желаний по доброй воле не достигнут» . Изложив сущность капиталистической системы и положение рабочих, писатель сделал вывод: «Следовательно, это есть нынешний рабочий! — настоящий невольник капитала, белый негр» . Причиной бедствий трудящихся является капиталистический строй, «пока существует этот строй,— нечего и думать об улучшении положения в пользу рабочего…» . Как видим, мысли Франко в корне противоположны тому, что ему приписывают. Что касается «справедливого законодательства» в условиях капитализма, то и на сей счет он имел свое мнение: в условиях угнетения и эксплуатации рабочих капиталистами о каких-то правах, о справедливости и равенстве «не может быть и речи»; «права эти могут быть только на бумаге, а на деле рабочий является только простым наймитом, так сильно зависимым от капиталиста, что его социальное положение следует признать за новый вид рабства» _
Одновременно в «воспоминаниях» упомянутого автора Франко превращается в рупор антикоммунизма. Оказывается, он не только не верил в неминуемость и закономерность замены капиталистического строя социалистическим, не только не боролся за осуществление «идеала рабочих»,, а выступал против социализма и запугивал людей «жестокостями» и «ужасами» тех грядущих времен, когда рабочий класс «будет управлять государством». В действительности же Франко писал, что только социализм ликвидирует угнетение и провозгласит равенство людей и народов: «Идея социализма приводит, в конце концов, к тесному единению людей с людьми и народов с народами, как свободных со свободными и равных с равными, приводит тем самым к ликвидации всякой подневольности, всякой политической зависимости, всякого порабощения народа народом…»