Васильевы (однофамильцы, псевдоним — братья Васильевы) — советские режиссёры и сценаристы.

Георгий Николаевич Васильев (25. XI. 1899 — 18. VI. 1946). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1940). Учился в Московской театральной студии «Молодые мастера» под руководством И. Певцова. С 1923 занимался журналистикой, сотрудничал в «Рабочей газете» и журнале «Жизнь искусства», опубликовал ряд статей по вопросам кино. С 1924 работал редактором-монтажёром на студии «Госкино» по перемонтажу зарубежных фильмов.

Сергей Дмитриевич Васильев (4. XI. 1900 — 16. XII. 1959). Народный артист СССР (1948). Активный участник Октябрьской революции в Петрограде. В 1924 окончил актёрское и режиссерское отделение Института экранного искусства (Ленинград). С этого же года — редактор, затем редактор-монтажёр московского отделения «Севзапкино».

После слияния «Севзапкино» и «Госкино» в «Совкино» Васильевы начали работать вместе под псевдонимом «братья Васильевы». Работа Васильевых за монтажным столом помогла им овладеть основами кинематографического монтажа и композиции. Большое значение для Васильевых имела их встреча в этот период с С. Эйзенштейном, учениками которого они стали.

Первая самостоятельная режиссерская работа Васильевых — документальный фильм «Подвиг во льдах» (1928). Он был смонтирован из фрагментов кинохроники, снятой операторами, участвовавшими в поисках советским ледоколом «Красин» итальянской экспедиции Нобиле.

Первый художественный фильм Васильевых — «Спящая красавица» (1930, по сценарию Г. Александрова). В этом ещё художественно несамостоятельном фильме сказалось лефовское отрицание некоторых «старых искусств» (в данном случае — классического балета) как якобы несозвучных революции. В «Спящей красавице» режиссёры отдали чрезмерную дань монтажно-изобразительным поискам. Обилие сложных кинематографических метафор заслонило характеры действующих лиц и событий.

От ошибок своей первой постановки Васильевым удалось освободиться в следующем (также немом) фильме «Личное дело» (1932). Обратившись к современной советской действительности, они через развитие характера героя — отсталого рабочего, преодолевающего пережитки прошлого в своем сознании, стремились рассказать о социалистическом строительстве в годы первой пятилетки. Однако фильм «Личное дело» был поставлен по слабому, схематичному сценарию и, хотя сыграл важную роль в творческом развитии Васильевых, не пользовался успехом у зрителей, тем более, что по теме, конфликту и центральному образу он почти совпадал с вышедшим одновременно одним из лучших ранних звуковых фильмов — «Встречный».

По окончании съёмок фильма «Личное дело» Васильевы начинают поиски большой, актуальной темы для следующей картины. «Мы старались найти такую тему,- писали они,- которая была бы действительно основной, центральной темой. Мы остановились на роли партии… Тема волновала и воодушевляла нас. Но как ее разрешить, на каком участке? Так как мы оба — участники гражданской войны и материал гражданской войны хорошо знали, мы решили обратиться к нему» (сб. «Чапаев», 1936, с. 54-55).

В основу своей новой работы братья Васильевы положили повесть Д. Фурманова «Чапаев», по которому в 1934 они поставили одноименный фильм.

    Авторы сцен, и режиссеры С. и Г. Васильевы, операт. А. Сигаев» А. Ксенофонтов, худ. И. Махлис, комп. Г. Попов. В ролях; Б. Бабочкин (Чапаев), Б. Блинов (Фурманов), В. Мясникова (Анна), А. Кмит (Петька), И. Певцов (полковник Бороздин), С. Шкурат (Казак), В. Волков (Елань), Н. Симонов (Жихарев), Б. Чирков (Крестьянин), Г. Васильев (Поручик).

С созданием сценария и фильма «Чапаев» (1934; Гос. пр. СССР, 1941) связан важнейший и наиболее плодотворный период творчества режиссёров. Глубоко и всесторонне изучив многочисленные документы и иконографические материалы, литературное наследие Фурманова, воспоминания бывших чапаевцев, военные архивы, Васильевы, основываясь по преимуществу на полумемуарной документальной повести Фурманова, создали новое кинематографическое произведение, обладающее классической стройностью и завершённостью драматургического построения. В работе над «Чапаевым» ярко проявились подлинная партийность и народность творчества режиссеров Васильевых, их умение выразить высокую идею и философски значимое содержание в художественно совершенной форме, отличающейся внутренней гармонией, предельной ясностью и доступностью.

Убедительно и вдохновенно показали художники роль Коммунистической партии в организации Красной Армии, воспитании и сплочении народных масс в годы гражданской войны. Васильевым удалось воскресить в фильме атмосферу незабываемой революционной эпохи, передать ее героический пафос, в живых, эмоциональных, правдивых образах воплотить замечательные черты борцов революции.

В 1964 году, в дни 30-летнего юбилея фильма, Б. Бабочкин писал о работе над картиной: «Первый вариант сценария «Чапай» был написан как трагедия, по всем законам этого жанра. Впоследствии, в процессе съемок и монтажа, трагическая линия сценария оказалась несколько приглушенной, на первый план вышли светлые, жанровые, комедийные сцены. Но и после всех этих сокращений, переделок, неожиданных изменений сценария в порядке импровизированных находок на съемочной площадке жанр вещи не изменился.

«Чапаев» — это первая советская кинотрагедия. В «Чапаеве» Васильевы подняли на новую ступень искусство кинорежиссуры, обогатив его многими новаторскими достижениями в работе с актёрами, в композиции, построении мизансцен, в монтаже, использовании звука и в музыкальном решении. Все выразительные средства фильма были направлены на раскрытие человеческих характеров, создание глубоких, самобытных образов.

Идейная и художеств, вершина фильма — образ Чапаева в исполнении Б. Бабочкина. В образе Чапаева сконцентрированы все главные драматические коллизии, в нём нашёл наиболее полное выражение основной замысел произведения. В фильме показано внутреннее развитие героя как революционера, коммуниста, полководца. Образ Чапаева в фильме Васильевых стал воплощением героического русского народного характера, раскрывшегося во всём величии и красоте в огне революционных битв.

Другие герои фильма (Фурманов, Петька, Анна) стали также близки и понятны зрителям. Даже эпизодические роли отличаются в картине поразительным богатством характеристик. Персонажи фильма, главные и эпизодические, составляют единый собирательный образ революционного народа, поражающий своей многогранностью, щедростью красок.

Выдающееся режиссёрское мастерство Васильевых проявилось во всех сценах и эпизодах фильма как камерных, так и массовых, батальных. Вступление фильма — врывающаяся в кадр лихая тройка, эпизоды на мосту и урок тактики, сцена боя с каппелевцами, сцены споров Чапаева с Фурмановым, речи Чапаева на митинге и перед кавалерийским эскадроном, прощание с Фурмановым, ночь перед последним боем и многое другие — непревзойдённый образец политически страстного и психологически глубокого кинематографического искусства.

Фильм «Чапаев» сразу же получил всенародное признание. Газета «Правда» (21.XI.1934) в передовой статье «Чапаева посмотрит вся страна» писала: «Чапаев» — огромное событие в истории советского искусства. «Чапаев» — незримо и крепко умножает связь партии с массой… убедительно и красноречиво демонстрирует организующую роль партии… Картина «Чапаев» перерастает в явление политическое…». Фильм «Чапаев» явился крупнейшей победой метода социалистического реализма в советской художеств, культуре, стал важнейшим этапом в его развитии, имел большое значение для дальнейшего пути советского искусства и оказал плодотворное влияние на прогрессивное зарубежное кино.

В 1964, к 30-летию создания фильма, «Чапаев» вновь был выпущен на экраны страны. За 30 лет картина с огромным успехом прошла по экранам мира, она демонстрировалась в странах Скандинавии, в Голландии, Болгарии, Франции, Италии, Турции, Китае, Испании, США, Англии, Алжире и др.

В 1937 Васильевы поставили по собственному сценарию фильм «Волочаевские дни» о борьбе дальневосточных партизан с японскими интервентами в годы гражданской войны, вновь поднимая ответственную тему революционной борьбы народа, возглавляемого Коммунистической партией. В «Волочаевских днях» мастерство режиссёров сказалось в создании собирательного образа народа, поднявшегося на борьбу против интервентов. Это масштабное эпическое произведение содержало ряд превосходных массовых народных сцен, каждый эпизод отличался чёткой драматургической завершённостью, хотя в целом композиции недоставало той стройности, которая отличала «Чапаева».

К эпохе гражданской войны обратились Васильевы и в фильме «Оборона Царицына» (1942, 1-я сер.; Гос. пр. СССР, 1942), показав картину героических боёв за Царицын.

Последней совместной работой Васильевых был фильм «Фронт» (1943, сценарий Васильевых по пьесе А. Корнейчука). В этом фильме остро ставилась проблема борьбы с военной рутиной, самоуспокоенностью, зазнайством; в нём сочетались тонкий психологизм, высокая патетика и гневная сатира.

С. Васильев в 1944-46 был художеств, руководителем, в 1955-57 — директором киностудии «Ленфильм», председателем Оргбюро Ленинградского отделения Союза работников кинематографии СССР. В 1955 С. Васильев поставил исторический фильм «Герои Шипки» (совм. с кинематографистами Нар. Республики Болгарии) о мужественной борьбе русского и болгарского народов за освобождение Болгарии от турецкого ига в 1877-78. Режиссёр снова показал себя мастером больших эпических полотен, достигнув выразительности массовых батальных сцен.

Последний фильм С. Васильева — «В дни Октября» (1958) — посвящен Великой Октябрьской социалистической революции. Режиссёр стремился запечатлеть на экране важнейшие события октября 1917, художественными средствами воссоздать исторические факты. Впервые в своём творчестве С. Васильев обратился к воплощению образа В. И. Ленина (артист В. Честноков).

Творческий путь Васильевых был отмечен неустанными поисками глубоких, масштабных решений, важнейших тем своего времени. Героическая борьба народа за свободу, за светлое будущее стала основным содержанием лучших фильмов режиссёров. Своей деятельностью режиссеры Васильевы внесли выдающийся вклад в развитие советского кино, в утверждение его на позициях социалистического реализма.

1966