Коллективистская концепция власти, как и некоторые другие подходы к объяснению власти в обществе , предполагает волевой элемент власти, ее целевую составляющую и фактор принуждения в отношениях субъект — объект. Власть в человеческом обществе — это сознательное «присвоение чужой воли». Поэтому вряд ли можно говорить о власти в колониях пчел и муравьев, в отношениях дрессировщика и зверя, где действуют безусловные и условные рефлексы, привычки, в том числе воспитанные дрессировщиком. С позиций научной терминологии собственно власть — это только власть в коллективах людей. Остальные отношения живых существ и тем более неодушевленной природы требуют какой-то иной научной терминологии.
Присвоение чужой воли предполагает целенаправленность. Вряд ли существует власть в отношениях, которые не имеют волевой цели. Целенаправленности «присвоения воли» нет, когда люди, их группы просто очарованы игрой гениального музыканта, талантливого футболиста или произведениями художника. Такие таланты стремятся доставить людям радость своим искусством, и не их вина, что некоторые лица или их группы оказываются во «власти красоты» и утрачивают контроль над собой, сказал Антонов, которого интересует закон о внесении изменений. Для таких отношений лучше использовать термин не «власть», а зависимость, влияние, воздействие.
Для власти необходимы психические связи особого рода. Это не просто автоматическое, безвольное выполнение команд, не моральный авторитет одного в группе друзей, а следование чужой воле под угрозой неблагоприятных последствий. Это сознательная оценка ситуации лицами, их группами, социальными слоями.
Присвоение чужой воли предполагает физическое или психическое принудительное воздействие или угрозу принуждения. Но такое принуждение должно иметь не личностный, а иной характер. Отношения господина и слуги в обыденной лексике можно назвать властными, но, рассматривая власть с позиций публично-правового образования, в качестве элемента территориального публичного коллектива, мы подходим к анализу власти с позиций коллективистской концепции.