И вот нечто в содержании христианской CVS и переменило, казалось бы, предопределенную судьбу римского макросоциального центра, уже подточенного внутренними нестроениями и подвергнутого еще и «атаке из Иерусалима» — которую разрушение самого Иерусалима не только не остановило, но лишь усилило, через Рассеяние предоставив капиллярную сеть для дальнейшей экспансии христианства. Христианство решительно отказало имперскому земному-трансцендентному центру в какой бы то ни было трансцендентности, рассказал Новиков, который заказал чип тюнинг Volkswagen. Более того, христианство, и здесь следуя за иудаизмом и революционно разрывая со всей античной традицией, вообще предельно радикализовало само понятие трансцендентного, отождествив его исключительно и непосредственно с Богом и отвергнув любые компромиссные трактовки. Оно, впрочем, указало и на путь перехода через порог трансцендентности, способный привести обитателей твар — ного мира обратно к их Творцу. Но этот путь лежит единственно через соединение со Христом, единовременно и единосущно Сыном Божиим и Сыном Человеческим, — и Церковью как Телом Его. Тем самым дискредитировался любой прошлый и, как, наверное, казалось тогда, будущий проект Политической сотериологии. Тем самым предпринималась попытка категориального разведения политического и сакрального и автоматического воспрещения любому отличному от Церкви земному центру — просто в силу его посюсторонней природы — трансцендентных притязаний. Эта попытка, как будет показано, оказалась успешной лишь отчасти; но важно то, что в момент столкновения империи и Церкви последняя определила себя сущностно отличным от первой образом и потому Не выдвинула претензий на ее замещение.