Андрей Дементьев, Кира Прошутинская (ведущие программы)

Михаэль Шлихт (Президент компании «Гемини фильм интернациональ»)

Юрий Грымов (Продюссер. Режиссер)

Владимир Хотиненко (Кинорежиссер)

Николай Бурляев (Народный артист России. Кинорежиссер)

Андрей Дементьев (Ведущий программы)

Должно ли российское кино стремиться стать реальным конкурентом

Голливуду? Действительно ли в погоне за прибылью и спецэффектами оно

теряет главные свои достоинства — духовность и интеллектуальность? Нужно

ли стремиться к конкуренции с американским кино? На эти и многие другие

вопросы отвечают гости передачи «Народ хочет знать» (ТВЦ, 10.02.2006).

Какие фильмы и почему выгодно снимать и показывать?

Михаэль Шлихт:

Понимаете, кино, помимо искусства, это — и бизнес, это — и деньги. Мне кажется, что спорить даже глупо.

Есть кино, которое любят одни, и есть кино, которое любят другие люди. Тут

вмешиваться нельзя. И говорить, «такого не должно быть» или «только такое должно быть»

— это не правильно. В конце концов, для кого кино делается? Для зрителя. И пусть

он голосует, и голосует рублем.

Другое дело, что на фоне таких деловых, чисто коммерческих проектов, появляются деньги

и возможности для менее коммерческих фильмов.

Когда говорят об американском кино, неверно все время ограничивать американское кино

той сотней фильмов, которые мы видим здесь, в России. Есть и другое американское

кино. И оно тоже существует.

Однако российский рынок не настолько развит, чтобы кино, которое существует и в

Америке, и в Европе, нашло себе здесь место для показа. Не хватает кинотеатров,

многозальных кинотеатров. Для того, чтобы такие фильмы нашли трибуну (они ведь тоже

для зрителя сделаны), необходимо большое количество многозальных кинотеатров, и чтобы

кинотеатры тоже зарабатывали.

Все ругают американское кино, но все кинотеатры в России построены на деньги,

заработанные на американских фильмах.

Есть ли потенциал у сегодняшнего отечественного кино для создания качественного блок-бастера, например, такого, как «Экипаж»?

Юрий Грымов:

Вы спрашиваете о том, когда появится хороший российский блок-бастер и приводите в

качестве примера «Экипаж». А я — тот самый зритель «Экипажа», ходящий в залы. Он вышел,

когда мне было еще… не знаю сколько лет. Это кино произвело на меня сильное

впечатление. И чуть-чуть позже, когда я увидел на кассете равноценное кино

американское, у меня появились вопросы.

Когда страна живет в зазеркалье, то и ценности — определенные, есть масса

ограничений. Как только в такую щель проникает информация в виде кино, то,

безусловно, она сильно влияет. И преуменьшать значение русского кино или

американского кино, я считаю, ни в коей мере не правильно.

Мне понравилось, как в свое время французы боролись с американским кино. Они

финансировали не только свое кино. Франция финансировала вообще европейское кино,

чтобы зритель приучился к другому фильму, ведь, безусловно, давление американского

кино существует.

Почему Франция это делала?

Потому, что из автомата легче стрелять, чем из пистолета. Потому, что вероятность попадания больше.

Поэтому, когда снимается масса русских фильмов, говорить о том, что мы победили

американское кино не правильно. Давайте не будем никого побеждать.

Невозможно уничтожить богатую культуру. Я знаю массу примеров из Японского кино. Там

тоже идут американские фильмы. И там будет существовать и американский кинематограф,

и русский, и другой.

Еще одна вещь. Это та тенденция, которая мне не очень симпатична. Нельзя измерять

успех картины только деньгами; и это важный момент. Это перегиб. Если мы будем

измерять успех картины только доходной частью, то победят порнофильмы. Низкая

себестоимость — колоссальная прибыль. Поэтому здесь успех как бы гарантирован.

Может ли Российское кино конкурировать в Америке, как американское кино в России, и в чем?

Владимир Хотиненко:

Пока говорить о каком-то массовом показе нашего кино за рубежом рано. Да и Бог с

ними, пусть они смотря свое кино. Нам хватает своего рынка. У нас же огромная страна.

На самом деле это не очень существенно.

Когда в кинотеатрах будут показывать наше кино с «человеческим лицом», а не со «звериным»?

Несколько раз предпринимались достаточно серьезные попытки прокатывать фильмы

режиссеров с именами, любимых народом. Ставили в кинотеатрах, а в зале сидело 10 человек.

И я вам клянусь, от этого испытываешь раздражение. Ну вы же кричали: «Дайте нам наше

«человеческое кино»! Да придите вы на это кино! Вы увидите, как свершится революция,

Вы придите, когда вам показывают! Пусть на один фильм!

Были попытки показать. Показывали, и Рязанова показывали… Да вы придите!

Существует ли опасность испортить новое поколение кинозрителей с помощью коммерческой видеопродукции?

Николай Бурляев:

Новое поколение уже испорчено. Благодаря именно коммерческой политике нашего кино,

пополнились в последнее двадцатилетие психбольницы, наркобольницы, тюрьмы,

увеличилась преступность и т.д.

Я не против зрелищного кинематографа. Мне нравится то, что делает Михалков (его

«Сибирский цирюльник» окупился мгновенно). Мне нравится то, что делает Тодоровский

(«Военно-полевой роман» имел огромный успех). Есть такие фильмы — «для всех». Но и

они должны быть высоконравственными. Я против дебилизма на экране. Перед нами сегодня

стоит задача воспитать новое поколение на позитивных началах. Ведь то, что делал

Андрей Тарковский, не было кассовым. Я это помню по «Андрею Рублеву». Но прошло

время, и сейчас, четыре десятилетия спустя, на этот фильм — очереди в Лос-Анджелесе,

в других городах мира. Он уже много раз окупил себя. На этом фильме выросла наша

интеллигенция.

Однако, «доходный промысел», тиражирующий в кино соблазн и порок, способствующий

духовной деградации общества, должен считаться нравственным преступлением.

Андрей Дементьев

Заключительное слово

Да, в американском кинематографе есть великие картины, никто с этим спорить не

собирается. Но некоторые наши режиссеры и некоторые наши кинодеятели берут от

американского кино не лучшее.

Нашей стране, с ее великой историей и

культурой, с ее великолепной киношколой зазорно быть филиалом (и

провинциальным филиалом) Голливуда.

Один замечательный человек сказал: «Не надо смотреть в сторону своего бесславия».

…А вспомните, пожалуйста, за что мы получили Оскара.

Мы получили Оскара за «Москва слезам не верит» и за фильм «Утомленные солнцем» Никиты

Михалкова, которые так или иначе, а лучше так, а не иначе, связаны с нашей историей,

нашей биографией. То есть, наши фильмы пользуются успехом, и американцы их

оценивают.

Я считаю, что при тех достижениях, которые имеет мировое кино, и в том числе

Российское кино, мы не должны чужими тропами подниматься на гору. На свою гору мы

должны взойти сами и своей тропой. Вот это главное!

10.02.2006