В годы войны основной формой показа кинохроники, снятой на фронте, были регулярные выпуски «Союзкиножурнала» (СКЖ), куда фронтовые репортажи, очерки, портретные зарисовки входили в виде отдельных сюжетов. С 1941 по 1944 год было выпущено 400 номеров журнала.

После постановления ЦК ВКП(б) «О производстве киножурналов и документальных фильмов» от 15 мая 1944 года «Союзкиножурнал» прекратил свое существование. Вместо него появились «Новости дня» (до конца войны успело выйти 65 номеров этого нового журнала), а также стали выходить специализированные «Фронтовые киновыпуски» (таковых было произведено 24).

Другой формой реализации материалов фронтовой кинохроники являлись документальные фильмы, чаще всего посвященные каким-то наиболее масштабным сражениям и стратегическим операциям Красной Армии («Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», «Оборона Ленинграда», «Сталинград», «Черноморцы» и т.д.).

На обоих этих направлениях кинохроника вынуждена была работать в жестком агитационно-пропагандистском режиме. И отнюдь не только по принуждению Агитпропа ЦК ВКП(б), но, как очень тонко подметил Ю.М. Ханютин в своей замечательной книге «Предупреждение из прошлого» 4 , — «по голосу собственной совести».

И руководство кинохроники, и сами работники фронтовых групп прекрасно понимали, что в момент отчаянного противоборства с врагом, когда страна напрягала уже самые последние свои силы, далеко не всё, что происходило на фронтах, могло быть показано на экране.

Репортажи, очерки, портретные зарисовки, снятые на передовой, в первую очередь должны были показывать исключительно мужество и героизм советских солдат, мастерство и стратегический гений командования. Кадры фронтовой хроники должны были внушать зрителям веру и надежду в победу, мобилизовывать все силы на борьбу с врагом. Эта установка на тотальную агитационность была в тех условиях абсолютно неизбежной, и было бы крайне глупо с позиций нынешних либеральных рассусоливаний о свободе творчества упрекать и тем более осуждать советскую фронтовую киножурналистику за то, что она в первую очередь стремилась запечатлеть ярко позитивные, победно-наступательные моменты и явления, а не горы трупов и изувеченных тел, остававшихся на земле после каждого даже небольшого сражения.

Однако к чести наших документалистов, хорошо понимая обязательность и неизбежность агитационно-пропагандистской установки в своей работе, они столь же ясно сознавали, что придет время, когда столь же неизбежно будет востребована более полная, более объемная правда о войне. Причем это понимали не только фронтовые операторы — своими глазами, воочию видевшие все, что происходит на фронтах. Необходимость выхода за жесткие пределы агитационно-пропагандистских установок хорошо осознавали и руководители кинохроники.

Выход из этого, казалось бы, неразрешимого противоречия, был найден в виде официального решения о создании специального фонда кинолетописи Великой Отечественной войны. В октябре 1943 года Комитет по делам кинематографии издал специальный приказ «О мероприятиях по улучшению работы по систематизации документальной кинолетописи». Значение этого приказа трудно переоценить. Это, возможно, был самый мудрый и конструктивный приказ за всю историю руководящих органов советской кинематографии вообще.

Дело в том, что отдельные съемки для кинолетописи производились и ранее. Но они осуществлялись, во-первых, как-то полулегально и бессистемно, со ссылкой на то обстоятельство, что фонд официальной советской кинолетописи начал создаваться еще в предвоенные годы. Во-вторых, эти полуразрешенные съемки велись непланово, от случая к случаю, и к тому же бессистемно. Нередко в фонд кинолетописи сваливались жалкие, случайные ошметки от материалов, включаемых в СКЖ и документальные фильмы. В безобразном состоянии находилось дело обработки и хранения негативного фонда. Т.е. кинолетопись вроде бы и существовала, но на каких-то полулюбительских, полупартизанских основах.

Приказ Кинокомитета от 22 октября 1943 года разрубал все эти туго затянутые узлы и официально обязывал вести всю дальнейшую работу по созданию фонда Кинолетописи Великой Отечественной войны в более оптимальном, системном и ответственном режиме. Благодаря этому решению удалось не просто создать замечательную коллекцию уникальнейших кинодокументов о войне, но еще и сохранить ее.

Расшифровывая и закрепляя общие установки этого исторического приказа, 2 декабря 1943 года Главкинохроника издала директивное письмо «О съемках кинолетописи», в котором самым подробным образом перечислялись тематические направления специальных съемок для летописи. Примечательно, что раздел «Трудности и жертвы войны» этого директивного документа не только официально разрешал, но и обязывал снимать и трудности войны и даже поражения.

«Война — не только победы, не только наступление, — предписывал циркуляр.

— Война — это жертвы, отдельные поражения, отходы.

Контратаки немцев иногда вынуждают нас отходить с занятых рубежей. Отходы войск, переход населенных пунктов из рук в руки. В связи с этим — большие потери.

Наша атака на том или ином участке может не удастся. Потери в людях после боя, трупы наших бойцов, лица тяжело раненых, кровь. Потери в технике.

После боя. Подбитые и горящие танки, сбитые самолеты.

Морской бой и гибель корабля или пожар на корабле…»

Этот документ, столь открыто и безоговорочно манифестирующий установку на настоящую правду о войне, безусловно, делает честь руководству советской кинохроники военных лет. По сути дела, он на свой лад повторяет пророческие слова Александра Довженко: «Сегодня и завтра придется раздвигать рамки дозволенного в искусстве. То, что в угоду вкусу, в угоду эстетическим требованиям века считалось запретным, как слишком страшное, слишком гнусное, слишком жестокое, физиологическое — то просится сегодня на экран».

Еще ранее во фронтовые киногруппы ушла директива, предписывавшая «на съемки немецких зверств пленки не жалеть». В ней конкретно указывалось, что и как должны были снимать операторы»

Одна из важнейших задач фронтовых кинооператоров в районах, освобождаемых Красной армией — это съемки следов злодеяний и разрушений, совершенных немецко-фашистскими захватчиками./…/

Объектами съемок должны быть:

  • разрушенные и взорванные немцами памятники, а также дома, предприятия, общественные здания, мосты и другие сооружения;
  • внешний и внутренний вид варварски разгромленных жилищ, музеев, школ, библиотек, церквей;
  • места, где фашисты учиняли расправу над советскими людьми: помещения гестапо, места казней, трупы убитых и замученных граждан, лагери пленных красноармейцев;
  • моменты опознания среди убитых своих родных и друзей;
  • люди, вырвавшиеся из фашистского плена, убежавшие из Германии;
  • дети, у которых немцы убили родителей;
  • матери, потерявшие в дни оккупации детей;
  • вещественные свидетельства немецких издевательств над жителями советских городов и сел;
  • надписи разного рода: объявления, плакаты с угрозами, запрещениями, приказами гитлеровского командования;
  • бирки, повязки, которые надевались немецкими рабовладельцами на наших людей;
  • все другие следы злодеяний и разрушений, совершенных оккупантами.

Снимать нужно и панорамы и крупные планы с уточнением наиболее выразительных деталей. Укажите кинооператорам на необходимость составления подробных монтажных листов с исчерпывающей документацией всего, что связано со съемками этих сюжетов».

Не менее важным в этом директивном документе был раздел обязательных съемок под названием «Война — тяжелый труд»:

«Снимать войну как тяжелый физический труд.

Экипировка бойца в походе в условиях зимнего периода. Изнурение в процессе непрерывных боев и переходов. Трудности рытья траншей, блиндажей, креплений в зимних условиях.

Зимние дороги, трудности коммуникаций, снабжение боеприпасами и пищей.

Перетаскивание орудий на себе в труднопроходимых местах, в лесах, болоте, трясине. Подтаскивание боеприпасов к полю боя.

Тяжелая, напряженная работа санитаров, санитарок и санитарного батальона. Обработка подносимых с поля боя многочисленных раненных и уборка убитых требует напряжения всех сил санбата. Особенно трудно зимой.

Трудна работа по собиранию на поле боя подбитых танков, ремонт их в полевых мастерских и отправка танков и поврежденных самолетов в тыл для ремонта.

Колоссален труд саперов в инженерных частях — особенно при форсировании рек. Строят переправы, вбивают сваи, работают в ледяной воде, сооружают понтоны под огнем, чинят мосты и строят укрепления на болотах, в лесах, которые тут же уничтожаются врагом с воздуха, и вновь возводят».

Собственно благодаря этим двум генеральным установкам нашим фронтовым операторам и представилась возможность снять самые важные, самые значимые и правдивые кадры о подвиге русского солдата.

И этот приказ , и вся работа военной кинохроники были по сути прямым вызовом

Всесильному Агитпропу ЦК ВКП(б), ревизией всех его официозных базовых установок. И последствия не заставили себя долго ждать…