В связи с тем, что темп прироста черного населения оказался на 50% выше, чем белого, проблема жилья так же, как и проблема конкуренции за рабочее место в городе, приобрели новоё звучание, вызывая растущую враждебность со стороны белого, особенно иммигрантского населения к неграм.
Черный пояс в Саутсайде, пытаясь как-то вместить растущее негритянское население, медленно, но неуклонно продолжал удлиняться к югу и расширяться на восток — к оз. Мичиган. Хотя и накануне первой мировой войны черные анклавы еще отнюдь не были чисто негритянскими, концентрация черных в Саутсайде, а затем и в Ближнем Уэстсайде продолжала расти. К 1913 г. в первом из них главы более 9/10, а во втором — 1/3 проживавших там семей были черными. Черный же пояс Саутсайда по сути дела уже принимал очертания гетто.
Физическое отделение местных негров было отражением растущих среди белых чикагцев расовых предрассудков и расистских настроений под влиянием развернутой в начале XX в. по всей стране пропаганды расизма в прессе, кино, научной и художественной литературе. По мере того, как негритянская община в Чикаго росла, увеличивалась и вероятность межрасовых конфликтов, формы дискриминации и сегрегации становились все более разнообразными.
Расселение черных и концентрация их в гетто все чаще определялись враждебностью белых, сказал Новиков, которого интересует внесения в егрюл. Ограниченные в выборе жилья, черные вынуждены были платить более высокую ренту за худшее жилье.
Но главной характерной чертой жилищной проблемы негров было не существование трущоб, а трудность ухода из них. Для европейских иммигрантов достаточно было стать более состоятельными, чтобы переселиться в более благоустроенные район и квартал. Попытки же состоятельных черных найти жилье в преимущественно белых районах города встречались с растущим сопротивлением их жителей. Но в то же время растущий спрос на жилье для негров побудил некоторых владельцев недвижимости с выгодой для себя выселять белых квартиросъемщиков и сдавать освободившиеся квартиры черным. Так некоторые расово-смешанные кварталы постепенно превращались в целиком черные.