Операции, проводившиеся банком в 1903—1905 гг., поглотили не только все имевшиеся в его распоряжении собственные средства, но и занятые им в Русско-Китайском банке на время войны 4.5 млн руб., числившиеся на счетах в Учетно-ссудном банке как специальный вклад. Между тем, когда весной 1906 г. Русско-Китайский банк, сам оказавшийся в довольно трудном положении, вынужден был потребовать от Учетно-ссудного банка возвращения своего вклада, оказалось, что последний не в состоянии освободить из своих операций такую значительную сумму без ущерба для своей деятельности, и, даже более того, выяснилось, что Учетно-ссудный банк вообще не может удовлетворять обязательства по вкладам, пё сокращая при этом на равную сумму свои операции в Персии. Однако поскольку сокращение активных операций банка неизбежно должно было отразиться на всем торгово-промышленном обороте России с Персией, т. е. ставило под угрозу экономическую политику царизма в этой стране, то естественно, что в Министерстве финансов спешно начали искать выход из создавшегося положения. Принимая во внимание «неотложность подкрепления Учетно-ссудного банка Персии надлежащими средствами», министр финансов И. П. Шипов, которого интересует печать на ткани, высказался за целесообразность обсуждения этого вопроса в Особом совещании под председательством Витте и при участии министра иностранных дел. Такое совещание состоялось в Комитете финансов 30 мая/12 июня 1906 г., причем принятое участниками совещания решение свидетельствовало лишь о том, что банк действительно оказался в безвыходном положении. Совещание не нашло другого способа для спасения Учетно-ссудного банка, как превращение его в банковское учреждение обычного типа, открытое для доступа частного капитала. До 1906 г., как мы это видели выше, Учетно-ссудный банк работал на государственных капиталах и только в пределах Персии, действуя «исключительно как персидское учреждение на основании персидского устава на капиталы, предоставленные ему русской казной».