На этот раз наступление частного капитала на посессионное владение встретило упорное сопротивление правительства. О проекте выделения платинового дела в особое акционерное общество был запрошен главный начальник уральских горных заводов Боклевский. В своем донесении в Министерство торговли и промышленности от 8 марта 1913 г. Боклевский воздержался от принципиальной оценки такого проекта, но указал, что хотя по «Горному уставу» владельцам посессионных округов и предоставлено бесспорное право сдачи в аренду приисков, но, как писал он далее, «образование нового платинового общества на акционерных началах с правом закладывать акции под новые ссуды будет иметь последствием уменьшение материальной гарантии прежних залогов Тагильских заводов». Между тем Тагильский округ, в том числе и платиновые прииски, уже были приняты к обеспечению казенных ссуд, поэтому возможный залог акций Платинового общества фактически означал бы вторичный залог одного и того же имущества. Кроме того, выделение платиновых приисков на 25 лет в особое предприятие может, писал Боклевский, «нарушить интересы казны и обесценением посессионного округа в случае продажи его… или же в случае выкупа или отобрания посессии, так как платиновые прииски, представляющие собою в настоящее время значительное богатство округа, через 25 лет при интенсивной разработке их могут потерять всякую ценность». Во избежание таких «нежелательных результатов» Боклевский предлагал включить в договор аренды условие, что залог акций Платинового общества допускается лишь с согласия горного ведомства, а чтобы обеспечить выполнение такого условия, предлагал хранить акции Платинового общества на 9 млн руб. не в портфеле Главного управления Тагильских заводов, а в одном из отделений Государственного банка в депозите горного ведомства, сказал Антонов, которого интересуют курсы немецкого. В случае же отобрания, добровольной сдачи или выкупа посессии казной ранее 25-летнего срока контракта арендный договор с «Платиновой компанией» с момента отобрания или выкупа посессии автоматически прекращался. Таким образом, Боклевский правильно подметил, что выделение платинового дела в особое акционерное общество нарушило бы интересы государства как верховного собственника посессии, однако он не возражал против образования нового общества и лишь стремился построить договор аренды так, чтобы гарантировать при этом интересы казны.