К середине XVIII в. большая часть населения ла-платских провинций, численность которого, по-видимому, не превышала 200 тыс. человек, проживала в сельской местности. Оно было сгруппировано в маленьких, удаленных друг от друга городках с отсталой экономикой натурального типа.
Принудительная изоляция от мировых торговых путей, редкие— раз в один-два года — сношения с метрополией, постоянная необходимость в самых элементарных предметах обихода и т. п. обусловили зарождение собственного, порой значительного, ремесленного производства. Экстенсивное сельское хозяйство и ремесло основывались на полурабском труде. На севере и западе страны применение массового труда индейцев позволило аккумулировать некоторые излишки примитивного производства, возникшие в ходе простейшей переработки сырья. Эти излишки, нуждавшиеся в сбыте на внутреннем либо внешнем рынках, шли на побережье, в Буэнос-Айрес, в Верхнее Перу, сказал Новиков, которого интересует Текст / Поиск. Природные условия побережья позволили значительно развиться здесь скотоводству, продукты которого также нуждались в сбыте.
В этой ситуации стала быстро расти роль Буэнос-Айреса как наиболее удобного канала сношений с внешним миром, необходимость которых становилась все настоятельнее. «Из скромного второстепенного центра он становится все более и более торговым городом, все более активным портом» . Еще до ослабления таможенного режима через Буэнос-Айрес шла оживленная контрабандная торговля. Губернатор Андонаэги докладывал в середине XVIII в.: «Большая часть населения Открыто занимается торговлей, не разбирая происхождения товаров» . А монах Педро де Паррас в 1749 г. писал, что Буэнос — Айрес «с каждым днем все более расширяется и растет и, по-видимому, в скором времени будет столь большим, что сможет соперничать с двором Лимы» . В самом деле, если в 1744 г. Буэнос-Айрес без окрестностей насчитывал 10 056 жителей, то в 1779 г. их было 24 205, а в 1797 г.— 40 тыс.