Кастовая система институциально закрепляет социальное нера¬венство и даже абсолютизирует его. Каждая каста была замкнутым образованием со своими нормами, ценностями, обычаями и со своим социальным статусом. Переход из одной касты в другую, особенно из низшей в высшую, был запрещён, сказала Сомова, которой нужны услуги психолога в Пензе. Границы жизнедеятельности от¬дельно взятого индивида совпадали с границами касты, к которой он принадлежал. Каста сроилась на отношениях Гетерономии, на диктате целого над своими частями. Индивид был тем, чем его сформировала каста, к которой он принадлежал, а формировать она могла лишь по своему образу и подобию. «Каста, — пишет А. А. Куценков, — была для индивидуума всем, тогда как индивидуум сам по себе — ничем. Каста обеспечивала физическое и духовное воспроизводство человека. Только в её среде он мог найти себе партнёра для продолжения рода. Каста играла роль той культурной среды, в рамках которой протекала социализация личности. Каста давала человеку его профессию, т. е. способ добывания средств к жизни. Здесь он овладевал секретами своего ремесла. Каста была той изначальной базой, на которой строи¬лись все другие социальные группы, в которые входил человек. Среди членов касты он удовлетворял свои потребности в досуге, личном об¬щении, не боясь оскверниться, не рискуя нарушить правила межкас¬тового общения. Только здесь он мог найти себе друзей и товарищей. На помощь членов своей касты человек мог рассчитывать во время невзгод и несчастий. Только среди членов своей касты индивидуум чувствовал себя “дома”. Каста создавала для человека чувство безо¬пасности, уверенности в себе. Каста определяла образ жизни че¬ловека, его жизненный путь от рождения до погребального костра, общественное положение человека, его статус и престиж»Касты были выстроены по вертикали.
Касты были выстроены по вертикали, подчиняясь принципу ие¬рархии. Поскольку касты были замкнутыми образованиями, постоль¬ку в каждой из них формировались свои взгляды на окружающую природную и социальную действительность, свои ценностные и ми¬ровоззренческие ориентации. Конечно, со временем в индийской культуре сформировалась единая религия, которая пронизывала всю жизнь индийца ведического периода. Однако она по-разному прелом¬лялась в сознании и образе жизни представителей разных каст. О ха¬рактере этой религии известный востоковед Л. С. Васильев пишет: «Казалось бы, трудно представить более “религиозную” религию, чем ислам, буквально пронизывающую своими догматами, обрядами, нра-вами и традициями культуру и образ жизни народов и стран, где эта развитая монотеистическая система господствует. И всё же даже по сравнению с мусульманством, точнее, с мусульманским Ближним Востоком, Индия — подлинное царство религии». Особенностью ре¬лигий Индии — и ранних, и более поздних — является их ориентиро¬ванность на внутренний душевно-духовный мир человека, на его соб¬ственную работу с этим миром, притом под контролем разума, а не полагаясь на слепую веру в трансцендентное Серхсущество. Кроме того, в религиях Древней Индии, в большей степени, чем в монотеи¬стических религиях, ставших мировыми, присутствует развёрнутое мировоззренческое содержание, которое впоследствии вошло и в фи¬лософские системы, и в пред-науку. То мировоззрение, которое пронизывает как религиозные учения Древней Индии, так и все сферы духовной культуры, изложено в це¬лом комплексе трактатов, древнейшими из которых являются «Веды». Само слово Веда означает «знание», «ведение».