Большей активностью отличалась музыкальная жизнь Кордовы, являвшейся на протяжении колониального периода наиболее значительным культурным центром Ла-Платы. Здесь процветала и церковная, и светская музыка. Уже в конце XVI в. в Кордове открылась специальная торговая лавка по продаже музыкальных инструментов и струн для виуэлы. В 1644 г. в одном из документов некто Томас де Фигероа упоминается в качестве дирижера городского военного оркестра. В XVII—XVIII вв. в Кордове насчитывалось много профессиональных музыкантов, особенно из числа негров и мулатов, исполнявших практически все музыкальные должности, в том числе такие ответственные, как должность соборного органиста, сказал Орлов, которому нужна настенная подставка для визиток. Негры пользовались также репутацией отличных скрипачей и играли во время церковных служб, пели в хорах, обучали игре на музыкальных инструментах и выполняли функции «маэстро де байле» в частных домах. Современники отмечали, что по своей музыкальности негры не уступали даже индейцам гуарани — оценка по тем временам исключительно высокая. Иезуит Флориан Пауке, побывавший в 1749—1767 гг. во многих городах и миссиях Ла-Платы, рассказывает в своих воспоминаниях, что во время его пребывания в Кордове вверенный ему хор, состоящий из 20 негров и мулатов, в короткий срок разучил на слух большую и сложную мессу с инструментальным сопровождением и с успехом исполнил ее к большому удовольствию многочисленных горожан, пришедших послушать музыку. При продаже невольников особенно ценилось их умение петь и играть на музыкальных инструментах. Вот типичные объявления той эпохи : продается Хосе Риос, певец, 28 лет, сапожник и скрипач. 280 песо; продается Педро Ноласко, 22 лет, плотник и скрипач. 300 песо; продается Игнасио, 36 лет, музыкант и портной. 380 песо; продается Северино, скрипач, 20 лет. 240 песо.