Существенное влияние обнаружилось со стороны изобразительного искусства. Речь идёт об открытой живописцами Прямой перспективы. Сама эта перспектива обязана своим возникновением антропоцентристской ориентации мировоззрения данной эпохи. «В эпоху Возрождения, — пишет П. П. Гайденко, который думает купить участок без дома дачный, человек становится центром мироздания, а человеческое око — центром этого центра; вот почему мир, как он открывается нашему оку, мало-помалу встаёт на место мира, как он открывался нашему уму. Этот процесс имеет гро¬мадное значение для становления науки Нового времени. Не случайно и в геометрии, и не только в прикладной её части, связанной с изучением перспективы, приобретают важное значение приёмы, связанные с изучением зрительной иллюзии: движение луча соотносится с дви-жением его проекции…» Некоторые живописцы, как например, Лео¬нардо да Винчи, начинают толковать перспективистскую живопись как науку. Перспектива строится на геометрии; перспективистское видение переносится и в науку о природе, в естествознание. Тем са¬мым, «подобно тому как перспектива становится Методом для изо¬бражения природы, геометрия становится Методом познания природы» . Эта установка сознательно будет сформулирована Г. Галилеем. В эпоху Ренессанса зарождается экспериментальное математиче¬ское естествознание. У истоков его стоит Леонардо да Винчи. От него дошли труды по математике, механике, гидромехани¬ке, геологии, физической географии, метеорологи, химии, астроно¬мии, анатомии и физиологии человека и животных, ботанике и др. Они сохранились в рукописях, по большей части в записных книжках художника, учёного и изобретателя. «Чтение рукописей Леонардо, — отмечает известный исследователь истории науки В. П. Зубов, — пред¬ставляет большие трудности. Они написаны зеркальным письмом, справа налево, и могут быть разобраны только в зеркале. Чтобы ещё более засекретить свои открытия, Леонардо в известных случаях пи¬сал отдельные слова обычным письмом, которые, следовательно, в зеркале не читаются. Орфография своеобразна — два слова пишутся иногда слитно, начертание нередко передаёт особенности произноше¬ния, записывает живую речь со всеми её фонетическими особенно¬стями. Рукописи Леонардо приходится буквально расшифровывать»Как понимает науку и её задачи Леонардо да Винчи
Обратимся к тому, как понимает науку и её задачи Леонардо да Винчи. Он пишет: «Утверждают, что механическим является то зна¬ние, которое порождено опытом, научным знанием — то, которое рож¬дается и завершается в мысли, а полумеханическим — то, которое ро¬ждается от науки и завершается в деятельности рук. Но мне кажется, что пусты и полны заблуждений те науки, кото¬рые не порождены опытом, отцом всякой достоверности, и не завер¬шаются в наглядном опыте, т. е. те науки, начало, середина или конец которых не проходят ни через одно из пяти чувств». В этом Леонардо усматривает преимущества истинной науки по сравнению со средне¬вековой наукой, игнорирующей опыт и погрязшей в схоластических умозрениях и прениях. Истина имеет одно решение, а там, где идёт непрекращающийся спор, там истине нет места. Но Леонардо не сво¬дит научное познание исключительно к чувственному опыту; без раз¬мышления, опирающегося на логику, также нет науки. «Наукой, — ут¬верждает он, — называется такое разумное рассуждение, которое берёт исток от своих последних начал; после этих начал уже не может най — тись ничего в природе, что входило бы в состав той же науки» . Кроме логики, необходима, по Леонардо, ещё и математика. Он пишет: «Ни одно человеческое исследование не может назваться истинной наукой, если оно не прошло через математические доказательства». Харак¬терно в этой связи его высказывание о механике: «Механика есть рай математических наук, посредством неё достигают математического плода…» Таким образом, Леонардо да Винчи формулирует идеал и задаёт нормы нового естествознания. Но в культуре Ренессанса имелась и другая тенденция, связанная как раз с возрождением того, что таилось под спудом в эпоху Средне¬вековья. В культуре Ренессанса усилилось обращение к античной фи¬лософии — прежде всего к Платону и неоплатоникам. Возрождается интерес к отвергнутым Церковью традициям — еврейской каббале, гностицизму, герметизму и отчасти к античному атомизму. Многие выдающиеся представители философии и науки эпохи Ренессанса не просто увлекались этими прежде запрещёнными учениями, но и стали включать их или их аспекты в разрабатываемые ими самими учения.